вторник, 24 ноября 2015 г.

Нашествие синих теней

репост из блога Александра Титова

Пришла зима – снег укрыл поля и леса, световые дни стали короткими. В морозные дни небо проясняется, радуя нас своей голубоватой чистотой и ясностью. А низко стоящее солнце иногда дарит нам толику своих столь же желанных, но заметно ослабленных лучей, быстро уходя за горизонт в начале вечера. Такова типичная картина декабря-февраля в северных широтах. В это время, из года в год, на массе любительских фотографий, снятых на природе в погожий день, мы видим устойчивый феномен, который можно назвать “нашествием синих теней”. Звонкая, назойливая и неестественная синь наполняет все теневые участки фото – под деревьями, отбрасываемые людьми, зданиями, домашними животными и вообще любым предметом, хоть немного перекрывающим прямые солнечные лучи. Но стоит выйти на улицу, присмотреться к окружаюющей реальности – и мы видим, что в такой степени этой самой сини глаз не замечает. Тени могут быть немного голубоватыми, но в массе своей они все же серые, нейтральные.
Так откуда же она берется, эта синева? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сперва уяснить себе физику формирования оттенка теней, приложимую к любому времени года – лету, весне или зиме, без разницы.
Для начала – очевидно, что цвет тени, как и вообще любого участка на пейзаже, формируется суперпозицией (то есть суммой, проще говоря) множества потоков света, падающих на него из окружающего мира. А именно,
  • прямых лучей солнца,
  • отсветов неба, повсеместно заполняющих пространство своим вторичным излучением, пусть не столь интенсивным, как прямой солнечный свет,
  • оттенка полупрозрачных препятствий, стоящих на пути прямых лучей Солнца, например – листвы дерева, скрывающей тени у подножия деревьев,
  • рефлексов отражения близко расположенных предметов, например – ярко-красной стени здания, отбрасывающей тень или отражающей прямые лучи солнца на поверхность земли около нее.
Также понятно, что каждый такой поток света имеет свой спектр (читай – цвет) и интенсивность. При этом, источник с максимальной интенсивностью в общей сумме потоков света способен “забить” влияние иных, более слабых источников с иным спектром. Тень же отбрасывается именно от наиболее интенсивного источника света, в месте, где пресекаются его прямые лучи. В наиболее частом случае, таким источником для нас является Солнце. То есть тень в пейзаже – это область, в которой нет прямых лучей Солнца, но которая при этом заполнена излучениями всех прочих источников света, достигающих этой области. Обычно это небо (которое, в случае, если оно ясное, и привносит тот самый подсинивающий оттенок во все области пейзажа), рассеянный свет в атмосфере и всевозможные рефлексы.
Теперь приложим эту теорию к практике и посмотрим, что же происходит с тенями в наших широтах летом. В ясный день главным источником света, подавляющим все прочие вторичные спектры, является, опять же, Солнце. Его теплый (5400 К) свет заполняет все пространство, переотражаясь в низших слоях атмосферы, полных испарений и пылевой взвеси и оставаясь все таким же тепло-нейтральным. Спектр ясного синего неба, несомненно, присутствует, однако он не способен по своей интенсивности превалировать над теплотой прямых солнечных лучей и рассеянного в низших слоях света. Листва, скрывающая тени в лесу, равно как и рефлексы от стволов деревьев, тоже дают тепловатый, нейтрально-коричневатый оттенок. В итоге, тени в ясный летний день никогда и ни при каких условиях не могут быть синими. Исключение – большая высота, в горах, где нет рассеяния лучей в пылевой взвеси низших слоев атмосферы, а спектр неба силен. Или же – поздний вечер ясного дня, когда солнце уходит за горизонт, ослабленное мощными облаками, а небо у нас над головой кристально чистое. Как, например, в Белые Ночи. В этом случае тени могут начать ощутимо отливать синевою. Но это – редкие и нетипичные для большинства из нас сочетания природных условий.
Зимой – условия аналогичные двум последним случаям. В ясный день небо по-прежнему глубокое, интенсивное. В нижних слоях атмосферы, из-за холодов и укрывающего все снежного покрова, нет такого количества пылевой взвеси, переотражающей и рассеивающей солнечный свет. А вот Солнце в северных широтах стоит низко, путь его лучей проходит через заметно большую толщу атмосферы, чем летом, и интенсивность его лучей слабеет. В результате, когда такое Солнце дополнительно ослабляется – зайдя за облако, или на закате, уходя за горизонт, когда солнечные лучи проходят через еще большую толщу атмосферы, – рефлексы неба начинают быть более заметными, вполне ощутимо наполняя тени. То есть тени начинают немного “подсинивать”.
Уяснив себе общую теорию, можно сделать несколько выводов:
  • вся синева теней происходит только от ясного неба, которое целиком и полностью является ее причиной. Это не есть какое-то особенное “свойство снега” и его отражающей способности. Синие тени бывают зимой не только на снегу, но даже и на сером асфальте.
  • синие тени – не есть свойство исключительно зимнего времени, они, при определенных условиях, могут быть и летом.
  • зимой, на прямом солнце, в условиях средних широт тени на фото не должны интенсивно “синить”, так как в природе они все так же по-летнему нейтральны, поскольку спектр прямых лучей Солнца и его рассеянного света все так же превалирует. И лишь в случае, где прямые лучи солнца дополнительно ослабляются – облаками в небе, или каким-то массивным препятствием на их пути (например, лесом или зданиями), или же на закате, тени могут начать подсинивать, но мягко, без нарочитости. Так как определяющий их главный источник света – небо – имеет интенсивность слабую, ненавязчивую.
  • в пасмурный день, когда нет ясного неба, никаких синих теней быть не может, они будут серыми.
На практике же, при съемке современными цифровыми камерами, встречаются казусы в виде ощутимо синих теней в прямых лучах солнца, чего наш глаз в реальности не видит. А в тех условиях, где тени действительно получают ощутимый синеватый оттенок, то есть вечером и при прикрытом Солнце, тени на таких кадрах просто-таки расцветают глубокой, всепоглощающей синевою. Такое аномальное поведение свойственно, впрочем, не всем камерам, а лишь некоторым. Камеры Canon практически свободны от него, давая исключительно реалистичную картинку, а вот в камерах, основывающихся на CMOS-матрицах фирмы Sony (то есть многие последние модели Nikon, Pentax, Fuji и сами камеры Sony), оно расцветает буйным цветом. В некоторой степени камеры Nikon на собственных матрицах этой компании – D3, D700, D4 – тоже страдают от той же аномалии. Владельцы этих камер зачастую довольны положением дел, восторгаясь “цветастой” картинкой, возникшей в общем-то на пустом месте, и объясняя сие явление “гиперчувствительностью” матриц своих камер к цвету и даже несовершенством человеческого зрения, “неспособного уловить правильный природный оттенок во всей полноте”. На самом деле, дорогие мои собратья-фотографы, верить своему зрению нужно, оно суть непревзойденный природный инструмент, и оно должно стоять, как неоспоримое и твердое мерило истины. А интенсивная синева в тенях объясняется просто – это существенный изъян этих матриц, имеющих разбалансированную чувствительность по синему в условиях слабой освещенности, которая усугубляется цветовыми профилями в raw-конвертерах.
Давайте же просто понаблюдаем объективную реальность и признаем, что она чуть иная, чем “цифровые аномалии” новейших времен. И вообще, давайте учиться беспристрастно наблюдать за природой, отмечая, что в ней в действительности присходит, а чего – не бывает. Учиться помнить всю громадную широту этих сочетаний и их воспроизводить в нашей фотосъемке. Так, постепенно, мы овладеем навыком понимания природной реальности, что даст нам твердую точку опоры в нашем путешествии в мире фотографии, сформирует ясное ощущение того, где мы сохраняем натуральные (а значит – правильные, красивые) тона, а где начинается неестественное, искусственное, компьютерно-цифровое, нарочитое и безвкусное. А на такой основе можно уже начать безбоязненно творить и создавать свое собственное, уникальное видение цвета и света.
 ист

Сравнение светосильных 135-мм объективов для зеркальных камер

репост из блога Александра Титова

В мире 135-мм объективов мы окунаемся в бесконечно большее многообразие решений, отнюдь не сводящихся к какой-то единой базовой схеме. Это происходит потому, что 135-мм фокусное лежит на стыке, на границе классического портретного (85-135 мм) и общепринятого теле (135-300) диапазона. Поэтому формула для 135 F2.0 может явиться как вариантом “выросшего” портретного дабл-гаусса, так и быть построенной на основе какого-нибудь 200-мм телевичка – зоннара или эрностара. Все зависит от предназначения, которое видят для своей разработки ее дизайнеры. И для улучшения технических характеристик объектива базовые схемы начала 20-го века здесь дорабатываются зачастую более свободно, чем “классические” 85-ки.  Наряду с классикой соседствуют все те же хитроумные плавающие схемы с внутренней/задней фокусировкой. Асферика на таких фокусных уже не требуется, и ее тут нигде и не встречаем, зато, как и полагается “взрослым” телевикам, в мире 135-к начинают широко применяться низкодисперсные элементы (UD, ED) и даже флюорит.
Вот это интересное разнообразие схемных решений, а и также то, к каким практическим результатам приводит то или иное из них, мы и проследим в этом обзоре.
Начнем опять с Carl Zeiss – некогда пионера всех идей и патрирха современности. Базовой схемой светосильного телевика-портретника для Цейса издавна был Зоннар, появившийся еще в 1930-е годы и воплощенный в 85, 135 и 180-мм объективах этой фирмы. Sonnar 135/2.8 и 180/2.8 для Contax-Yashica – вот она, живая классика, дошедшая до наших дней. Запомним эту характерную схему с массивной центральной линзой и одиночной задней линзой (или склейкой). И посмотрим, на чем основывались схемные решения разных фирм в 1970-е годы, когда начался целый бум светосильных 135-к. Светосильные “полтинники” и 85-ки стали к тому времени уже решенной проблемой, и взоры устремились на доселе немыслимый барьер 135-го фокусного. Каждая более-менее крупная оптическая компания старалась выйти на рынок со своим вариантом 135/1.8 или 135/2.0, непрестанно конкурируя друг с другом. Эти конструкции, весьма сложные в реализации, массивные и тяжелые, были как бы визитной карточкой их возможностей. Сложность задачи была в обеспечении требуемого технического качества картинки при резко выросшем диаметре линз (82-мм передние линзы были не редкостью).
В среде японских компаний одним из пионеров был Никон, который еще в 1975 году выпустил первую версию своего “мануального” 135/2.0.
PrintМоноблочный дизайн (без каких-либо корректирующих “плавающих” схем) по схеме типа Эрностар. Показывал хорошие показатели на бесконечности, но на портретных дистанциях вблизи МДФ начинал “софтить” из-за возрастающей сферической аберрации. Объектив выпускался 30 (!) дет – по 2005 год, в Ai и Ai-s вариантах, что говорит о том, что он был востребован и ценим среди фотографов.
В 2000 году Никон выпускает его замену – интересный Nikkor AF-D 135/2.o DC, снабженный функций defocus control – управляемой сферической аберрацией переднего или заднего плана, которая позволяет достигать более плавного размытия (“боке”). Очевидно, объектив проектировался больше как портретник.
Print
По схеме это был фактически “выросший” дабл-гаусс, модифицированный “задней фокусировкой” и во многом напоминающий Nikkor AF-D 85/1.4 IF. Никаких ED-стекол здесь не применяется, что не замедлило проявиться в виде повышенных (до назойливости) продольных хром. аберраций. Возможно, такое решение было сознательным и как-то связано с работой функции DC, но на современных цифровых камерах картинка иногда преподносит очень неприятные сюпризы. Работу на открытой диафрагме тоже нельзя назвать совершенной – детализация присутствует, но при этом картинка имеет низкий контраст, прилично “софтит” и “ореолит”, страдая от цветовых сдвигов. Никаких обновлений в этом классе Никон с тех пор пока не анонсировал.
У Canon первый 135/2.0 появился лишь в 1980 году (до этого было лишь несколько поколений разных 135/3.5 и 135/2.8), в системе new-FD, но зато… какой это был объектив! Довольно удивительный для своих лет.
Print
Представляет собой усложненный в передней части классический Зоннар – как было и с nFD 85/1.8 и nFD 100/2.0. Фокусировка моноблочная, объектив был крупный и тяжелый. Зато ни технически, ни “художественно” к нему и сейчас (в эпоху цифровых камер) нет по сути никаких претензий. Отличная резкость и контраст уже начиная с открытых на любых дистанциях (МДФ – 1.2 метра) и при этом очень приятный рисунок и “боке”. Он конечно проигрывает современному 135/2L, но для своих лет смотрится очень неплохо.
Print
В системе EOS, в 1996 году, появилась совершенно новая модель – EF 135/2.0L. Повторяя еще раз, скажем, что новые времена, когда нужен быстрый автофокус и готовность к скорому выходу цифровых камер (с новыми условиями к техническому качеству оптики), потребовали принципиально новых решений. Так появился объектив следующего поколения – с инновационной схемой (с элементами и зоннара, и эрностара, и дабл-гаусса), ведущей свое происхождение от сверхсветосильного телевика – Сanon 200/1.8L, с внутренней фокусировкой (перемещением малой оптической группы) быстрым УЗ-мотором и с двумя UD-элементами, эффективно борющимися с поперечными хром. аберрациями. Результат все прекрасно знают – у объектива замечательный рисунок, по плавности даже превосходящий классические зоннары (например, если сравнить его с nFD 135/2), высокий контраст и выдающиеся технические параметры при вполне гуманной цене. Любимый объектив многих поколений фотографов, одно из лиц “святой троицы” лучших современных фикс-фокалов Canon. При этом – это резкий телевик с чрезвычайно быстрым автофокусом, годящийся для съемки экшена и спорта. Говорит нам это все о том, что новая, “неклассическая” схема объектива вполне может дать фору признанной классике в плане рисунка, оставаясь при этом технически на высоком уровне и обеспечивая все практические потребности в работе профессионала.
И теперь снова возвращаемся к Цейсу. Во-первых, в рамках системы Сontax-Yashica с конца 1970-х годов выпускался интересный Carl Zeiss Planar 135/2.0, который, как говорит его название, был вовсе не зоннаром, а дабл-гауссом, произошедшим, очевидно, от светосильного Planar 85/1.4.
PrintМоноблочная фокусировка, простая оптическая схема из всего лишь 5 крупных элементов и очень массивный конструктив. Тест на современных камерах показывает явственно, почему дабл-гаусс для этого класса оптики оказывается не самым эффективным решением: резкость на открытых довольно слабая и медленно поднимается с закрытием диафрагмы. Объектив, тем не менее, имеет очень красивый, классический портретный рисунок в духе светосильной 85-ки. В 1992 году издавался как часть “юбилейной” оптики к 60-летию компании Carl Zeiss, что, в общем-то, говорит о том, что картинку с него сам Цейс считает весьма удачной и ценной.
А что современный Цейс? Тут в его активе две разработки.
Во-первых, известный Carl Zeiss Sonnar 135/1.8 ZA для ФФ-камер Sony.
Print
Как видно из схемы, это уже далеко не классический Зоннар (как можно было бы подумать из названия), а современный объектив – “гибрид” зоннара и эрностара, усложненный плавающей схемой и по кинематике схемы очень похожий на Canon EF 135/2L. Но – чуть более светосильный. Происхождение свое эта схема ведет, судя по всему, от Leica APO-Elmarit R 180/2.0. Сложно сказать, Цейс ли проектировал его, или все же сама Sony (вероятнее всего второй вариант, так как Цейс не пользуется тем, что принято называть ED-стеклами, в своих дизайнах, у него другие аббревиатуры). Объектив, безусловно, очень удачный, настоящий конкурент для 135L как технически, так и в плане рисунка. Однако, недостатком его, как современного инструмента, является архаичный (и довольно неспешный) АФ с приводом от “отвертки”, что ограничивает его многоцелевое применение в основном студийной, портретной и наружной фэшн съемкой. Также, несмотря на выдающуюся резкость и малые поперечные хром. аберрации, у него выраженные продольные ХА. Так что это не APO-объектив (в точности как и 135L). Интересной особенностью ФФ-системы Sony является наличие наматричного стабилизатора в камерах, и в тандеме с ними 135ZA является на сей день единственной стабилизированной “светлой” 135-кой.
Во-вторых, это недавно анонсированный Carl Zeiss APO-Sonnar 135/2.0 ZE/ZF для камер Canon/Nikon. Выдающийся объектив!
Print
Это уже, совершенно точно, разработка самого Цейса, которая, как и все прочие ZE/ZF объективы, выпускается в Японии на мощностях компании Cosina. По схеме представляет собой, на сей раз, классический зоннар (с элементами эрностара), сильно доработанный в передней части, а также снабженный сложной плавающей фокусировкой и под завязку забитый стеклом аномальной дисперсией (AD, аналог ED/UD-стекла) для подавления всех видов хром. аберраций и достижения APO-характеристики. Видимо, такой и должна быть современная интерпретация “классики”, адаптированная к миру многомегапиксельных цифровых камер: объектив чрезвычайно резкий, начиная с открытой диафрагмы, сохраняет свои качества на всех дистанциях фокусировки, лишен всех назойливых аберраций и при этом обладает прекрасным рисунком, с “налетом классики”. Жаль лишь, что этот Цейс, как и все его разработки для ZE/ZF, лишен автофокуса. При таких выдающихся оптических свойствах точность фокусировки имеет решающее значение, но она не всегда достижима в полевых условиях.
И несколько слов про “off-brand” оптику. То есть про всякие 135/1.8 Soligor, Porst, Vivitar, Sun и пр., торговавшие разработками 1970-80 годов от малоизвестных вне Японии заводов под своими брендами. Это все исполинских размеров монстры, тяжелые, с толстенными стеклами внутри и моноклеобразной картинкой. Вот – пример их схемных решений. И отнюдь не все они были одинаково плохи. Интересная история произошла в конце 1970-х годов в японской компании Sigma. Ее основатель и президент Мичихиро Ямаки (Michihiro Yamaki), говорят, был настолько увлечен темой создания светосильного 135-мм объектива, что лично курировал его создание, а объектив потом (неофициально) получил его имя. Sigmatel 135/1.8 был частью линейки оптики с собственным байонетом Сигмы Y/S (Yamaki System), выпускался под разными именами (Scalematic , XQ и пр.) и под множество байонетов зеркальных камер, вовсю продавался, как OEM, сторонним брендам, “в одежке” по их пожеланиям, и представляет собой некий “гибрид” зоннара и дабл-гаусса:
135SI
У меня был такой объектив, и я знаю его нюансы. Был и, к примеру, исполинский, но совершенно безнадежный технически (резкость-контраст) Soligor 135/1.8 с фильтром в 82 мм, сделанный на своей уникальной схеме – так что могу даже сравнивать. На фоне этих прочих “старинных” светосильных 135-к Sigmatel отличается вполне вменяемой (хотя и не без софта) работой на открытой диафрагме, а на F4-5.6 он становится даже и чрезвычайно резким. Вряд ли мы покупаем такие громоздкие и тяжелые объективы, чтобы снимать ими на прикрытых диафрагмах, но реальность того времени была такова, что ничего лучшего среди “третьих фирм” не встречается. Как бы то ни было, у компании Sigma некоторые страницы истории связаны с подобными объективами, и вполне вероятно, что в своей честолюбивой “погоне за грандами”, которую мы наблюдаем в последние годы, Sigma снова выступит с каким-нибудь 135/1.8, конкурирующим с уже почтенным по возрасту 135L и аналогами.
Могут спросить – но ведь 1.8! Наверное если уж не резкость, то “бокех” у этих старых железных монстров (из которых Сигма еще самая вменяемая) – фантастический! Смотря с чем сравнивать – по мне “бокех” 135L и 135ZA кажется гораздо более приятным, лишенным неприятных чудес в виде оконтуренных бликов и цветовых сдвигов. Цвет и контраст всех этих “небрендовых” объективов тоже отнюдь не ровня L-оптике, и сидеть изучать “бокех” на унылой, сероватой, неконтрастной картинке особого интереса, имхо, не представляет. В общем, не нужно покупать все эти реликты давно минувших дней. Их любопытно покрутить в руках, но их настоящее место – в музее. Все равно вы вытащите это “ведро”, под килограмм весом, на улицу разве что пару раз, а потом устанете от его веса и заедающей механики, положите на полку, а потом, с горем пополам, и продадите. Берешь после них в руки аккуратный, ладный-компактный  135L, с его безупречной картинкой, и быстро понимаешь, как далеко шагнула конструкторская мысль за какие-то 10-15 лет…
На Sigmatel удивительно похож редкий в наши дни Pentax A* 135/1.8 (1984 год):
Print
который представляет собой аналогичную зоннароподобную конструкцию, дополненную фиксированной последней линзой (FREE). При всем при этом, имеет репутацию исключительно качественного объектива, и на вторичном рынке чрезвычайно дорог (3000-4000 USD), хотя интересен, по большей части, коллекционерам.
В 1981 году компания Minolta тоже выпускает свой вариант 135/2.0:
135MI
Схема, близкая к классическому эрностару, кое-что вобравшая и от распространенных зоннароподобных дизайнов.
Вот такое получается “биологическое многообразие”. Опять же, патентные ограничения вынуждают производителей как-то лавировать в рамках общепонятных и опробованных решений. По мере нахождения схем других светосильных 135-к буду их тоже добавлять сюда.
Но главный вывод уже ясен – идеальной светосильной 135-ки пока еще не создано. Этот мог бы быть APO-Sonnar, если бы он был автофокусным. Это мог бы быть 135L, если бы он имел чуть-чуть лучшую резкость к краям на открытой, чуть меньший уровень продольных ХА и оптический стабилизатор. Это мог бы быть и 135ZA, если бы он имел SSM-привод автофокуса и меньший уровень продольных ХА… Но увы – остается только с интересом смотреть в будущее, ожидая какой-нибудь новый Canon 135/2.0L IS или Sigma 135/1.8 OS HSM…

ист

Полнокадровый Pentax – уже скоро? Очередной слух в очередной раз. Который год подряд.

интересный пост в блоге Александра, датирован 2013г
вот выдержка оттуда:

Полнокадровый Pentax – уже скоро
С чего ты это взял, спросят меня. Этот миф уже несколько лет возникает с завидной регулярностью, но воз по-прежнему и ныне там...
...
Требование рынка к Пентаксу (в данном случае, уже ультимативное) – выпустить наконец полнокадровую камеру, или же пользователи безвозвратно уйдут на другие системы – достигло сейчас своего апогея. Полнокадровые камеры перестают быть дорогой роскошью и становятся массовым сегментом. Поэтому переход Пентаксистов (людей обычно скромных в тратах на фототехнику) на полнокадровый Canon/Nikon сейчас прост как никогда прежде.
И наконец, полнокадровый 24-Мпикс сенсор от Sony (главного партнера Пентакса по матрицам), стоящий в разных своих модификациях в Sony A-99, Sony RX1 (RX1-R), Sony A7 (будущий полнокадровый Nex), Nikon D600, Nikon D610, стал, очевидно массовым и дешевым. Бедняга Пентакс получает доступ к сенсорам лишь во вторую очередь, когда все остальные уже его опробовали, и сливки рынка сняты, и цена на него падает. Сейчас именно такое время – Sony вполне может этот сенсор начать поставлять и Пентаксу.

В общем, все говорит за то, что если полнокадровый Пентакс вообще будет, то это случится в ближайшие несколько месяцев. Судя по К-3, это будет довольно компактная, очень приятно лежащая в руке, прочная и качественная камера с современным многоточечным АФ и светлым большим видоискателем, которая сразу же найдет себе много почитателей. Но и то, что удерживает производителя от такого шага – тоже вполне понятно. Это необходимость быстрой одновременной разработки большого числа новых полнокадровых объективов. Это сложный и затратный процесс, гораздо более трудоемкий, чем выпуск новых камер, конструкция которых в основных узлах уже давно отлажена. Пентакс слишком долго был привержен кропу, и всю свою оптику проектировал исходя из кроп-матриц. А R&D ресурсы у него, к сожалению, несравнимы с оными у того же Canon.

Годы прошли, слухи остались :)
может и в самом деле в году 2016 появится новая ФФ тушка Пентакса и даже будет конкурировать с плотными рядами Кенона/Никона и Сони?

Несколько мыслей про современную оптику Canon

Репост с блога Александра Титова.

То, что Canon как в мире массовой фотографии, так и в мире высокоточных научных/узкоспециальных применений, является ведущей японской компанией, я думаю в целом сомнений не вызывает. Также неоспоримый факт состоит в том, что им часто удавалось сделать оптику совершенно уникальную, прорывную на тот момент времени. Конкуренты потом подтягивались, но первое воплощение, граничащее с настоящим конструкторским безумием (в хорошем смысле), очень часто принадлежало именно компании Canon. Примеры:
  • первые асферические объективы (FD 55/1.2 Asph, FD 85/1.2 Asph)
  • зумы с асферикой (nFD 24-35/3.5)
  • широкоугольный светосильный зум шире 24 мм (nFD 20-35/3.5L)
  • светосильный широкоугольный объектив (nFD 24/1.4L)
  • плавающая схема (FD 55/1.2 Asph, FD 85/1.2 Asph)
  • задняя/внутренняя фокусировка (для обеспечения неподвижности переднего элемента и неизменности внешнего размера объектива)
  • внутренний механизм зумирования и постоянные размеры зум-объектва (EF 80-200/2.8L)
  • флюоритовые элементы (FL 300/5.6 и 2.8 fluorite)
  • полностью электронная компьютеризованная схема связи тушка-объектив, электронная диафрагма и АФ мотор в объективе (сама система EOS). Сейчас на подобную схему переходят все.
  • FTM – ручное управление фокусировкой в любой момент времени и управление фокусом focus by wire (EF 200/1.8L, 85/1.2L, 28-80L и пр.). Все это пришло совместно с появлением встроенных в объектив АФ-моторов и USM-технологий.
  • ультразвуковой мотор автофокуса USM (EF 300/2.8L)
  • оптический стабилизатор (75-300mm f/4-5.6 IS USM)
  • дифракционная оптика (DO-объективы – 70-300 DO USM и 400/4 DO)
  • гибридный оптический стабилизатор (EF 100L IS macro)
  • объективы с уникальной светосилой (EF 200/1.8L, EF 50/1.0L, EF/FD 85/1.2)
  • сокращенный рабочий отрезок для кроп-камер (байонет EF-S). Чем ближе объектив к матрице – тем проще и качественнее он может быть при прочих равных. В Canon этот факт учли и использовали. А конкуренты, почему то, тоже используя старые байонеты и притом уменьшенный формат матриц и зеркала, особенно не озаботились открывающимися возможностями. В результате они могут использовать кроп-объективы на полном кадре (зачем??), а создание кропнутых  ШУ-объективов осложнилось. Тот же принцип сейчас работает и для беззеркальных камер.
  • tilt-shift объективы (nFD TS 35/2.8)
  • самый широкоугольный tilt-shift объектив (TS-E 17/4L)
  • автофокусные гипер-зумы профессионального класса (с соответствующей картинкой) – 35-350L, 28-300L
Это говорит, в общем-то, о том, что в компании умеют анализировать потенциал технологий, практические потребности в мире фотографии и решать любые трудные вопросы в этой сфере. Однако, одно дело – избранные уникальности, другое дело – средний уровень массовой оптики. К Canon тут до недавнего времени были вопросы. Например, были откровенно слабые конструкции вроде зумов EF-S 18-55 и 17-85 для кроп-камер. Но в последнее время положение выправилось, и образовалась интересная ситуация. Оказывается, что Canon смог сделать:
  • отличную линейку оптики для кропнутых зеркальных камер. А именно – 18-55 IS STM, 18-135 IS STM, 10-22 USM, 17-55 IS USM, 15-85 IS USM. Это лучшие объективы в своих категориях.
  • отличные (а в значительной части – лучшие) широкоугольные фикс-фокалы. А именно, TS-E 17/4L, TS-E 24/3.5L II, 14/2.8L II, 24/1.4L II, 24/2.8 IS USM, 28/2.8 IS USM.
  • лучшую линейку pro-зумов – 24-70/2.8L II, 70-200/2.8L IS II, 200-400/4L IS
  • лучший светосильный 50-мм объектив – EF 50/1.2L
  • лучшие макро-объективы – 100L IS и 180L.
  • отличную (и недорогую притом) оптику в только начинающем развиваться классе беззеркалок (кит EF-M 18-55 IS STM и блинчик EF-M 22 STM).
  • лучшие супер-телевики – 200/2, 300/2.8, 400/2.8, 500/4 и 600/4.
  • лучший походный (компактный) телезум 70-300L
  • лучший гиперзум для полного кадра – репортажный 28-300L
  • лучший универсальный зум – 24-105L
  • L-объективы на 35, 85, 135 и 200 мм относятся к лучшим представителям в классе.
  • бюджетная оптика – 35/2 IS, 85/1.8, 100/2 – является если не лучшей, то вполне на уровне всех последних новинок конкурентов. 40 STM – лучший компактный блинчик для ФФ-камер за всю историю.
Кроме того, в прошлые времена для системы EOS было выпущено большое число великолепной оптики, которая нынче подешевела, но не утратила своей актуальности. А именно 20-35L, 28-80L, 28-70L, 24-70L первой версии, 80-200L, 70-200/2.8L IS, 50-200L, 100-300L, 24L первой версии и проч.
Вырисовывается четкое стремление стать безоговорочным лидером в мире оптики для камер всех сегментов. А где у Canon остались провалы/недоделки?
  • светосильные фиксы на 20 и 28 мм
  • широкоугольные зумы (17-40L в особенности)
  • стандартный 50-мм фикс на F1.4 и F1.8
  • длинный макро-объектив со стабилизатором (180-200 мм)
  • гиперзум для кроп-камер (EF-S 18-200 и аналоги)
  • компактные фиксы для зеркального ФФ/кропа. Пока что есть только 40 STM.
  • линейка оптики для EOS-M. Ширик-зум, несколько компактных блинчиков-фиксов, телевичок и зум с расширенным разбегом фокусных (типа 18-135).
  • 100-400L требует обновления по многим параметрам.
Когда эти пункты будут исправлены, система оптики EOS станет, как мне кажется, совершенной.
PS. А ведь красивое название для оптики – the Eyes of EOS. Эос – была богиня зари в Древней Греции. Никто из конкурентов таких названий не придумывает…

ист